Хронометр

остановка реактора-наработчика плутония АДЭ-5 в г.Северск Томской области
05.06.2008
испытание в США ядерного заряда (мощностью менее 1 килотонны)
05.06.1957

Индекс международной безопасности iSi

PIR PRESS LOGO

ПИР-ПРЕСС сообщает

05.06.2020

«Призыв главного редактора Global Times Ху Сицзиня нарастить китайский ядерный арсенал до 1000 боезарядов и поставить на вооружение 100 МБР DF-41 вызвал бурную полемику в экспертном сообществе. По словам Сицзиня, размер сил сдерживания на каждодневной основе определяет отношение американских элит к Китаю. Позднее он пояснил, что величина в 1000 боезарядов – лишь ориентир. «Если США продолжат считать, что в распоряжении КНР всего несколько сот боезарядов, это будет опасно для Китая» - об этом главная заметка 523-го номера бюллетеня Ядерный Контроль.

02.06.2020

Магистерская программа двойного диплома в сфере нераспространения, реализующаяся МГИМО МИД России, Миддберийским институтом международных исследований в Монтерее (MIIS, США) и ПИР-Центром, объявляет конкурс на получение стипендии, покрывающей существенную часть стоимости обучения на программе для студентов из России в 2020-2022 гг.


Вышел новый номер электронного журнала "Индекс безопасности" с аналитической запиской ПИР-Центра "Если не продлят ДСНВ: Сценарии для России" image
01.06.2020

В записке на основе сценарного подхода предлагаются шаги, которые Россия могла бы предпринять в случае прекращения действия ДСНВ. Особое внимание уделяется возможным мерам повышения доверия и односторонним шагам. В документе также рассматривается военно-технический потенциал наращивания СНВ США и России.

Статья В.А. Орлова для журнала Россия в глобальной политике

«Все позволено» и новая уязвимость

 Владимир Орлов


Дело было без малого два десятилетия назад. Мне принесли рукопись книги. Называлась она «Информационные вызовы национальной и международной безопасности». Это сейчас проблематика международной информационной безопасности (МИБ) – или «кибербезопасности», как ее, сильно упрощая, еще называют – у всех на слуху и находится в топе глобальных угроз. А тогда о МИБ не то чтобы никто не говорил: говорили, конечно, особенно в узких экспертных кругах, но как-то «через запятую», и эта проблема оказывалась на заднем плане. А вскоре случилось 11 сентября, и угроза международного терроризма на время затмила все остальные.

Россия в глобальной политике

Том 17, № 2, март-апрель 2019 г.

,

Полный текст статьи

Авторская версия статьи В.А. Орлова

loading